Автор Тема: «Бедное» богатство Приамурья  (Прочитано 588 раз)

Оффлайн Vel

  • Постоянный обитатель
  • *****
  • Сообщений: 557
  • Репутация: 17
  • Тяжело жить без нагана...
«Бедное» богатство Приамурья
« : Июнь 22, 2015, 01:26:51 am »


Вестник Золотопромышленника, Агентство ПРАЙМ от 21.04.2015 года

Недра Амурской области богаты золотом: суммарные запасы превышают 300 тонн, прогнозные ресурсы приближаются к 7 тысячам. Золотодобыча в регионе имеет более чем 150-летнюю историю.


  Вместе с тем, геологи сетуют на «бедность» богатства Приамурья. Дело в том, что средние содержания золота в здешних песках значительно ниже, чем в соседних регионах, многие коренные месторождения содержат упорные руды, для извлечения драгметаллов из которых требуются сложные технологии.


  Тем не менее, регион уверенно занимает третье место в России по объемам золотодобычи — в 2014 году недропользователи Приамурья извлекли 29,5 тонны золота. Начальник отдела горнодобывающей промышленности Минприроды Амурской области Алексей Евсеев объясняет феномен высокой производительности в золотодобыче тем, что здесь на приисках, в основном, работают местные жители, старатели не в первом поколении - привыкшие, знающие и умеющие.


  В интервью Агентству ПРАЙМ Алексей Евсеев рассказал о перспективах производства золота в Приамурье.


— Алексей Юрьевич, какой объем золота будет добыт в 2015 году?


— Предполагается, что в этом году в Амурской области будет добыто также около 29,5 тонны золота — на уровне прошлого года. Однако пока результаты работы золоторудных компаний, входящих в группу «Петропавловск» держат нас в напряжении относительно достижения таких объемов.


  По итогам работы первого квартала суммарное отставание Албынского, Маломырского и Покровского рудников от уровня прошлого года составляет почти 1,6 тонны. Однако руководство «Петропавловска» успокаивает. Говорят, что у них есть богатые участки, и то, что сейчас недоберут — к концу года наверстают, и будет даже больше.


   Покровское — по сути, отработано. Пионер и Маломыр — осваивают «с колес» — разведывают участок, и добывают, периодически прихватывают руды, не годящиеся для стандартного обогащения. В прошлом году они направили на геологоразведку более 1,5 млрд рублей. Несмотря на сложное финансовое положение, компания продолжает разведку перспективных участков на Албыне и Пионере.
  Сейчас в «Петропавловске» только Албынский рудник располагает достаточными запасами окисленных руд, что обеспечивает нормальную добычу, он может еще 5-7 лет устойчиво работать, давая по 4-5 тонн золота в год. Но и там содержание небольшое — 2 грамма на тонну.
  На Албыне давно все построено, есть сплоченный коллектив, техника. Предприятие осуществляет большие объемы вскрыши — 6-8 млн тонн руды в год, за счет эффективности и живет. Рядом с Албыном есть интересные участки, но для увеличения объемов необходима электроэнергия. Албын, Маломыр и Хэргу питает одна линия электропередачи, ее пропускной способности не хватает. Мощности в Амурской области есть, есть место для подстанции, нужно строить вторую ветку.
  Проект строительства ЛЭП для развития золотодобычи в Селемджинском районе — среди немногих объектов на Дальнем Востоке, на который могут выделить федеральные деньги.


— «Петропавловск» в прошлом году заявлял, что может запустить комплекс автоклавного выщелачивания для отработки упорных руд до конца 2015 года. Насколько это реально?


— В оптимистическом сценарии автоклав на Покровке должен был заработать еще в прошлом году. Концентрат для него намеревались возить с Пионера — 60% и с Маломыра — 40%. На Маломыре опережающими темпами была построена линия флотации, примерно на 95% готова, на Пионере строительство отставало.
   Практически «заморозили» и строительство самого автоклава, из-за тяжелого финансового положения. «Петропавловск» успел купить и смонтировать сами автоклавы, но их обвязка не готова, не построены многие вспомогательные производства. До полной готовности еще далеко. Но постепенно все-таки комплекс строится — как только появляются свободные деньги, вкладывают в автоклав.
  Но такими темпами вряд ли он будет запущен в ближайшее время. Это серьезный химический завод. Технологию надо еще отработать. Остается не решенным и вопрос себестоимости при значительных транспортных затратах: возить флотоконцентрат с Пионера на Покровку относительно недалеко, но с Маломыра — без малого 400 км. Одно дело просчитали проект в «Иргиредмете» и другое — реальность: как пойдет извлечение, какая будет реальная экономика. Однако цена на золото держится достаточно высокая, мы рассчитываем, что автоклав заработает, и дела в «Петропавловске» резко пойдут в гору.
   При хорошем раскладе с запуском автоклавного комплекса «Петропавловск» может хорошо нарастить объемы добычи, и уверенно поддерживать их в перспективе. Перспективные запасы упорных руд под действующими карьерами на Пионере и Маломыре измеряются сотнями тонн.


— Другой проект, с которым связывают развитие золотодобычи в Амурской области – Бамское месторождение. Когда «Полюс» рассчитывает начать его освоение?


— Компания еще не озвучивала четких сроков начала разработки Бамского, сейчас пересчитывает запасы, и это правильный подход.


   Месторождение было разведано давно, запасы подсчитаны, но по категории С1 оставались вопросы. В то время разведка четко разделила руды на рекомендованные к открытой разработке и к подземной: запасы для открытых работ — в пределах 39 тонн, остальное — подземные. ТЭО кондиций было также сделано с учетом реалий того времени: другие технологии, другие цены на золото.
  Думаю, в течение 2015 года работа по пересчету запасов будет завершена, строительство начнется не раньше 2016 года. При существующих сегодня запасах Бамского месторождения, на мой взгляд, «Полюсу» нет смысла строить огромный рудник. У компании в Амурской области нет других площадей. Скорее всего, они ограничат производительность в районе 4 тонн золота в год.


— Недавно Nordgold также заявила о намерении разрабатывать новый объект на Хайктинской рудоперспективной площади в Тындинском районе, прилегающий к участку «Березитового рудника».


— Березитовое месторождение в пределах лицензионного участка уже практически отработано, срок полноценной добычи ограничен несколькими годами. Причем остатки запасов, которые будут дорабатывать, — с более высоким содержанием, порядка 3,5 грамм на тонну.
  На этот год «Березитовый» заявил о добыче 3,9 тонны золота, что соответствует прошлогоднему показателю. Скорее всего, в ближайшие 3 года компания сохранит добычу на этом уровне, потом, вероятно, будет добывать уже в меньших объемах. Дальнейшая перспектива не ясна. В глубине золото есть, но перспективы подземной добычи пока не определены.
   На Хайктинской площади необходимо провести большой объем геологоразведочных работ, пока по ней есть только прогнозные ресурсы Р3. На Сергачинской рудоперспективной площади, на шести участках которой с 2010 года велась разведка, только один участок выбран для промышленного освоения. Ожидается, что его запасы будут небольшими — до 4,6 тонны золота.


— Есть ли в области другие перспективные объекты, помимо вышеупомянутых, которые могли бы дать весомый вклад в добычу?


— К концу этого года «Прииск Соловьевский» должен построить на Соловьевской рудоперспективной площади фабрику с ежегодной производительностью 1-2 тонны золота.
  В свое время «Прииск Соловьевский» создал с «Петропавловском» совместное предприятие «Рудное» — 50 на 50 — для отработки месторождения Одолго. Месторождение оценивали петропавловские геологи, а вложений было больше соловьевских. В результате отработки всплыла ошибка геологов, запасы не оправдались: думали, что массив, а оказалось — жилы. Запустили опытную фабрику, добыли около 100 кг золота, и разгорелся между собственниками конфликт. Лицензия на Соловьевскую рудоперспективную площадь была на том же СП «Рудное». Кончилось тем, что «Прииск Соловьевский» выкупил у «Петропавловска» долю.
  Маленькую фабрику с Одолго «Прииск Соловьевский» перенес к себе на Соловьевскую площадь. Прошлой осенью ее запустили. Получаемый концентрат пока складируют, ожидая запуска ЗИФ полного цикла, с использованием полноценной ЗИФ. За время работы опытной фабрики предприятие посмотрело, как будет идти гравитация, как лучше отработать карьер, как подтверждаются геологические данные.
  Соловьевская площадь — большая, но пока не все ясно с геологией. Сейчас на балансе стоит порядка 10 тонн золота, еще 30 тонн поставят гарантировано.


— А кто стоит за «Прииском Соловьевским»?


— Основные собственники — две семьи Сидоровых, очень осторожные, аккуратные, щепетильные профессионалы, считающие каждую копейку. Здесь все строится на личностном факторе. Где еще вы найдете предприятие, которое стабильно на одном месте работает 150 лет? Там по сей день работают местные, с одного поселка, и золотодобыча у них — народное дело. Работники тоже имеют долю в предприятии, около 15%, и дивиденды получают.
  Прииск сейчас растет на россыпях, выдавая такую производительность, которой никогда не было за всю историю золотодобычи в России. Откуда такая производительность? За счет грамотного инженерного обеспечения и организации производства, за счет того, что люди работают на себя, вкладывают деньги в развитие. К примеру, на участке Нагима 35 человек за год обеспечивают промывку одним прибором 500-600 тысяч кубометров песков, добывая при этом около 600 кг золота.
  У предприятия прекрасная импортная техника, кадры, ремонтная база. Уже два года, как забрали себе на баланс ЖКХ: поменяли все трубы, котельные. В это году построили за свой счет больницу, возводят жилье для специалистов.


— Банки охотно кредитуют приамурских золотодобытчиков?


— Последние годы предприятия брали кредиты по минимуму, только чтобы пережить весну: миллионы — десятки миллионов рублей. Сейчас цена на золото в России выросла, и у народа появились планы. С банками нет проблем. Азиатско-Тихоокеанский банк планирует в разы увеличить объемы кредитования. Он, наряду со Сбербанком и Промсвязьбанком, наиболее активен в золотодобывающей отрасли Амурской области. Внешторгбанк тоже планирует зайти на наш рынок. Но многие предприятия предпочитают обходиться собственными средствами.


— Присутствует ли в золотодобыче Приамурья китайский капитал?


— Пока ни одного реализованного проекта с участием китайцев нет, хотя интерес соседи проявляют. Но к нам не просто зайти, да и работать у нас непросто. Китайцам надо чтобы цены на золото были устойчиво «жирные». Я думаю, пока они не идут к нам по экономическим причинам — на наших содержаниях уработаться всегда можно, а вот получить большую прибыль — это уже проблема.


— Содержания низкие, запасы маленькие, руды упорные, но, тем не менее, Амурская область занимает третье место в России? Какие дальнейшие перспективы?


— Коренных месторождений в нераспределенном фонде у нас не осталось. И особых перспектив на руду (за исключением упорных руд петропавловских месторождений), я считаю, в области нет. В ближайшие годы будут выявляться мелкие объекты, но они погоды не сделают. Все было найдено советской геологоразведкой. С тех пор никто серьезно в поисковые работы не вкладывался. Вот если ситуация с региональным геологическим изучением кардинально изменится — тогда да, что-то серьезное может и появится.
   Дальнейшие перспективы россыпной золотодобычи в Амурской области будут зависеть от цены на золото. В 2005-2006 годах, когда цена на золото упала, многие предприятия пытались избавляться от лицензий. Сейчас на аукционах идет серьезная борьба. Дерутся за то, мимо чего прежде десятками лет проходили. За сутки 200 граммов с прибора снимут — счастье. Экономика тянет, вот и моют. Себестоимость сейчас в среднем 1100-1300 рублей за грамм. Если упадет цена на золото, все сразу закончится. С нашими средними содержаниями 120-130 мг на куб горной массы останутся дражные прииски, и все. Сейчас на россыпях стабильно работают «Прииск Соловьевский» и «Хэргу», остальные на их фоне добывают немного.


— Все предприятия местные, из соседей никого нет?

— Почти все свои — в Приамурье работает только одна якутская артель, одна хабаровская. В амурских россыпях очень низкое среднее содержание золота — немногим больше 100 мг на кубометр, а северяне не привыкли работать на таком золоте.
   Еще в Советском Союзе самый крупный дражный флот был в Амурской области. Первые большие драги появились в Бодайбо, а затем — у нас, и до сих пор работают, им уже скоро 90 лет. Сейчас в области солидный дражный флот, во многом благодаря ему у нас хорошая подушевая производительность по промывке песков.
  Здесь сильные традиции. У местных золотодобытчиков большой опыт. У нас и при царе Горохе золото было более бедное, чем, например, на Алдане, Чукотке, в Магадане и Бодайбо, не случайно уже первое амурское золото было добыто с применением механизации — нам всегда приходилось перерабатывать большие объемы.
  Область у нас не промышленная, хитро-крестьянская, и старатели такие же не простые, они умеют жить скромно, зато работают десятками лет, и в условиях СССР, и на минимумах цен и с банковскими кризисами. Этих мужиков ничем не свернешь. Руководители в основном старой закалки, умеют выживать в любых условиях. Их жизнь научила работать на том, на чем многие другие по миру пошли бы.

Екатерина Воробьева


Горное дело - форум шахтеров и горняков

«Бедное» богатство Приамурья
« : Июнь 22, 2015, 01:26:51 am »