Автор Тема: Ранимое сердце гор  (Прочитано 757 раз)

Оффлайн Driver

  • Завсегдатай
  • ****
  • Сообщений: 370
  • Репутация: 4
Ранимое сердце гор
« : Декабрь 18, 2013, 11:46:25 am »
Про Тебердинский заповедник, Кавказ, Домбай и экологию...

Очень интересная история была найдена мной в столе, в виде нескольких листочков формата А4, отсканирована и размещена тут. Берегите природу!

Автомобиль, промчавшийся на большой скорости, вдруг резко затормозил, выскочил на обочину и замер в каком-нибудь полуметре от обрыва. Внизу пенилась и грохотала, разбивая в щепки стволы деревьев, разбушевавшаяся река.

Издали трудно было разглядеть, что за препятствие остановило «Жигули». Похоже, с откоса сорвался камень, подмытый недавним ливнем. Но когда подошел ближе, ничего постороннего на шоссе не оказалось.

— Что с вами? — спросил я водителя, который даже не заметил моего приближения. Может, нужна помощь?

Тот поднял голову и вымученно улыбнулся:

— Сейчас нет. Вот если бы налетел на секача, выскочившего под колеса, тогда бы и впрямь потребовалась.

Хозяин машины наконец рискнул выйти наружу. Разговорились. Он приехал сюда за сотни километров на «пару выходных» из краевого центра — города Ставрополя.

Так запросто можно попасть на заповедную территорию?

— Вообще-то не сложно. Обратили внимание, сколько легковушек и автобусов скопилось у шлагбаума? И все проедут. Разве что самые нерасторопные повернут обратно. Люди хотят подышать свежим горным воздухом, позагорать на скалах.

— Но не обязательно же в заповеднике...

А по-вашему, всю эту красоту кабанам да медведям оставить?

Таково мнение заинтересованного потребителя горных красот о статуте уникального уголка природы Северного Кавказа.

К сожалению, подобной точки зрения придерживаются и некоторые должностные лица, имеющие непосредственное отношение к судьбе Тебердинского высокогорного государственного заповедника. В высказываниях они, правда, более сдержанны, но что может быть красноречивее практических действий.

Не станем забираться в дебри истории, перелистаем лишь те ее страницы, которые относятся ко времени существования заповедника — с 1936 года и по год нынешний. Его образование остановило резкую деградацию всегда славившегося красотой, богатством растительности и животного мира, целебностью вод и воздуха района, расположенного вдоль речки Теберды. К тому времени безудержная хозяйственная, а вернее сказать, бесхозяйственная эксплуатация привела его в весьма плачевное состояние.

Восстановительный процесс начался практически в послевоенный период. За неполных четыре десятилетия выросло поголовье многих диких животных, птиц, ожили субальпийские и альпийские луга, пошли в рост пихты, ели, сосны... Однако и до сего времени верхняя граница леса все еще ниже той, которая существовала прежде, а туры, серны и прочие коренные обитатели здешних гор предпочитают держаться значительно выше.

Причина? Будем откровенны — все та же деятельность человека, хотя и в несколько ином варианте. Название ей — туризм.

В одном из путеводителей по заповеднику упоминается «сравнительная доступность, широкие возможности для горных восхождений», которые и снискали Тебердинской долине огромную популярность. Представление об этом дают следующие цифры.

Первая туристическая база в Теберде была сооружена в 1926 году. Тогда же через нее прошло 330 человек. В 1950 году побывало уже 10 тысяч туристов. Спустя восемь лет количество их поднялось до 23 тысяч. В 1968 году — перевалило за 200 тысяч. Ныне каждый год сюда приезжают более 600 тысяч человек! И все на узенькую полоску земли вдоль речки Теберды и, некогда бывшую поляной, площадку Домбая, застроенную ныне многоэтажными гостиницами и облепленную торговыми заведениями.

Современный туризм требует современного сервиса. И вот уже на хребет шагнули стальные опоры канатно-кресельной дороги. Как показало официальное обследование специалистов, знаменитая живописностью гора Мусса-Ачитара обезображена оползнями и эрозиями. Вдоль канатной дороги гибнет уникальный пихтовый лес. Возникла угроза селей, лавин, которые в недалеком будущем сделают невозможным существование самой дороги и небезопасным пребывание людей.

В самом сердце гор — Домбае не стало уже туров, серн, уходят даже мелкие зверушки. Скудеет птичий хор. Деревья поражают инфекционные заболевания, так как малокультурные, не подготовленные соответствующим образом к пребыванию на заповедной территории «туристы» безжалостно выдалбливают на коре свои незабвенные инициалы.

Бытует убеждение, что организованные туристы, проходя по установленным маршрутам, практически не влияют на естественные процессы в дикой природе. Исходя из него и особо не интересуясь мнением научных сотрудников заповедника, местные органы власти настояли на прокладке по наиболее примечательным местам Теберды туристских троп. Десяток официальных маршрутов охватили вершины гор Главного Кавказского хребта, основные ледники, высокогорные озера. Многолетний опыт их эксплуатации показал всю несостоятельность административного оптимизма. По крайней мере при нынешнем уровне организации экскурсий и обустройства мест массового паломничества.

Дирекция заповедника предоставила мне возможность пройти с одной из экскурсий на Бадукские озера. Крутыми тропами, налегке взбираются люди почти на двухкилометровую высоту, чтобы полюбоваться небесно-голубым феноменом природы, посидеть час-другой на прокаленных горным солнцем скалах. Люди уходят и над озерами вновь воцаряется заповедная тишина. Кажется, что здесь ничего не изменилось. Но не торопитесь с выводами. Подойдите к скалам, где отдыхала группа, загляните в расщелинки, раздвиньте ветви можжевеловых зарослей — и вы увидите сплющенные консервные банки, битые бутылки, фольгу, полиэтиленовые и бумажные пакеты, остатки пищи, яичную скорлупу...

А теперь попробуем представить себе, что остается на тебердинских маршрутах за год, если по ним проходит шестьсот тысяч человек и каждый, пусть всего лишь разок, поваляется на цветущей лужайке, сломает всего одну веточку рододендрона, обронит пачку из-под сигарет. Словом, толковать о безвредности массовых посещений заповедных мест при нынешнем уровне организации экскурсий по меньшей мере — несерьезно.

Передо мной любопытный документ, направленный Карачаево-Черкесским областным советом по туризму и экскурсиями директору заповедника Д. С. Салпагарову и облисполкому. В нем учиняется разнос заповедному начальству за то, что оно посмело ограничить количество посещений тех самых Бадукских озер, о которых говорилось выше. «Мы не выполняем обещанных в путевках и оплаченных туристами услуг!» — восклицают работники совета.— «Действия дирекции противозаконны!» И что же вы думаете? Заместитель председателя облисполкома Б. Х.-Б. Молхозов требует от дирекции «принять меры по устранению помех в работе туристских хозяйств». И ведь уважаемые товарищи из Карачаево-Черкесского облисполкома в самом деле уверены, что не они, а дирекция заповедника нарушает советские законы. Более того, считают себя вправе предписывать тот или иной режим государственному заповеднику, отчуждать приглянувшиеся участки, как это было сделано с Домбаем, и давать разрешения на возведение там различного рода сооружений.

Не так давно, кстати, местные органы власти санкционировали строительство еще нескольких объектов в заповедных горах. В том числе гостиницы перед Клухорским перевалом. И это несмотря на то, что научные работники заповедника обосновали острую необходимость прекращения деятельности существующего там приюта «Северный».

Специалистов по туристскому сервису понять можно. Ведь куда проще расширять уже имеющуюся базу туризма, чем создавать что-то заново. Вот и вытекает из нелегких размышлений на местах закономерное действие: завершить к 1984 году на территории Домбая строительство гостиницы «Аманауз» на 630 с рестораном и клубом на 800 человек, сдать к 1985 году там же в эксплуатацию еще три гостиничных корпуса по 40 мест каждый, соорудить к 1983 году на многострадальной горе Мусса-Ачитара еще одну, теперь уже маятниковую канатную дорогу стоимостью в 2 миллиона 336 тысяч рублей...

«Конец заповеднику»,— с горечью констатируют специалисты по флоре и фауне, пораженные этими выкладками. И впрямь конец, если все пойдет такими темпами. Неужели нет другого пути развития туризма в Карачаево-Черкессии? Отчего же. Можно, скажем, образовать здесь национальный парк, охватывающий гораздо больший регион. В состав его включить верховья рек Кубани с притоками, Теберды, Марухи, Аксаута и Большого Зеленчука. В границах парка окажутся 153 тысячи гектаров земель местных колхозов и совхозов, почти 150 тысяч гектаров лесхозов и Госземлес-фонда и Тебердинский заповедник. Кстати, площадь его 83 тысячи гектаров.

Прикинули реальность такого замысла работники Тебердинского заповедника, которым предлагалась своеобразная тихая заводь в туристском море, и взяло их сомнение. С какого бока ни подходи к перспективной новинке, а первая и самая основная нагрузка ляжет скорее всего на уже освоенную территорию. То есть опять-таки на Домбай и долину речки Теберды. Да еще и многократно усиленная новым статусом этого места. Когда еще построят новые кемпинги и базы, когда-то еще проложат другие дороги...

Научные сотрудники, дирекция заповедника пытаются доказать совершенно очевидный факт: формальное создание в Карачаево-Черкессии национального парка, включающего в себя Тебердинский заповедник, на практике означает его аннулирование.

В инстанциях пока размышляют. Но, похоже, размышляют, не заглянув, как говорится, в святцы — Положение о заповедниках, где есть пункт, предписывающий изъятие их территорий из хозяйственного пользования.

Члены ученого совета Тебердинского государственного заповедника резонно замечают, что, создавая национальные парки в нашей стране, к каждой территории надо подходить строго индивидуально. Особенно, когда в них частично или полностью включают заповедные земли. Начинать эксперимент, в случае неудачи которого жертвой окажется важный не только для Кавказа, но и для всей страны заповедник, по меньшей мере неразумно.

Каков же выход? Его, в частности, предлагают специалисты Тебердинского заповедника: организовать национальный парк в другом месте Карачаево-Черкессии. Благо чудесных уголков природы в ней достаточно. А заповедник оставить заповедником, постепенно и последовательно сокращая на него рекреационную нагрузку. Разумно, и в полном соответствии с советским Законодательством о заповедных территориях.

Тебердинский заповедник — удивительно красивый уголок природы. Но не менее красивы и прилегающие к нему районы. В той же долине речки Теберды вне пределов заповедника достаточно прелестных уголков для сооружения кемпингов, мотелей, домов отдыха, туристических баз. Справа и слева — горы. Проложить по ним маршруты различной категории сложности — вот вам полезная физическая нагрузка и эстетическое удовольствие от встречи с неведомыми жителям равнинных мест пейзажами. Постепенно расширяя зону туризма и оставив в покое заповеданное нашими отцами и дедами, необходимо набираться опыта создания обустроенных, комфортабельных и отвечающих требованиям дня мест отдыха трудящихся.

Горное дело - форум шахтеров и горняков

Ранимое сердце гор
« : Декабрь 18, 2013, 11:46:25 am »